Что будет с Донбассом?

 На своей странице в сети интернет ФактыICTV собрали мнения известных блогеров и журналистов о том, что ждет Донбасс.

 Андрей Куликов - журналист, ведущий программы «Свобода слова» телеканала ICTV

 Речь идет не о примирении Донбасса и остальной Украины, а прежде всего о примирении людей, которые придерживаются кардинально противоположных взглядов. Такие люди не только на Донбассе, они по всей Украине. Просто на Донбассе это вспыхнуло в первую очередь благодаря внешнему вмешательству.

 Именно украинские патриоты Донбасса спасли Украину от гораздо большей беды. Первый российский флаг на территории материковой Украины был поднят не в Донецке или Луганске - в Харькове. Российские агенты действовали широким фронтом. А когда поняли, что не могут преодолеть сопротивление в регионах, которые им казались наиболее уязвимыми (в Донецкой и Луганской), отозвали большую часть агентуры из других областей. Благодаря этому, а также бездействию местных властей, россияне переломили соотношение сил.

 Социальные сети - это виртуальный мир, и лидерами общественных мнений там становятся те, кто не так часто имеют реальный вес в настоящем мире. Я бы не обращал слишком большого внимания на критику вероятности диалога с их стороны.

 Наказанным должен быть любой, кто совершал преступления против человечности с обеих сторон линии фронта. С обеих сторон. Без этого не будет доверия. Доверия горького, болезненного. Доверие может восстановиться, если одинаковый подход ко всем. Кого амнистировать? Украинское законодательство дает четкий ответ. Я лучше не скажу. Но в том числе от украинских ветеранов, которые сейчас на фронте, мне приходилось слышать, что человек, который воевал по различным причинам, брал в руки оружие (иногда по принуждению, иногда за деньги или за представления, которые потом менялись), а впоследствии это оружие сложил - подлежит амнистии. Если не совершал преступлений.

 Колючая проволока по линии соприкосновения не подойдет. Как они представлять жизнь здесь? Они не будут иметь никакого представления о том, что у нас действительно происходит. Не будут знать о достижениях, которые у нас есть или могут быть и не будут знать те проблемы, которые позволят им осознать, что у нас общая судьба. Так же и мы не будем знать об их проблемах. Нет, должно быть контакт, обмен на гражданском уровне. Он может быть разнообразен: воссоединение семей, культурный обмен. К примеру, я читал, что на территории "ДНР" многие погибли от гриппа. И в тот же день читаю, что так же много жертв в Киеве. Разве врачам не о чем пообщаться?

 Если не через 5, то через 6 лет Донецкая и Луганская области интегрируются в состав Украины. По моим представлениям, нужно именно столько времени, чтобы там изменились, преимущественно в естественный способ (но часть эволюции включает и насильственный метод), те, кто сейчас имеет там реальную власть. К власти бы пришли те, кто больше готов к соглашению с остальной Украиной и те, кто более приемлем для остальной Украины.

Андрей Недовес - бизнесмен, блогер, житель Луганска

 Мы обречены на то, чтобы найти общий язык. Но я не настроен оптимистически. Россия вмешалась в нашу драку. По началу разгоралась гражданская война, а Россия решила учесть свои интересы. Если бы Кремль не вмешался - конфликт был бы менее кровавым. Конфликт произошел также по вине центра и запада Украины, не без участия старой власти, потому что палку перегнули старые воры уже до такой степени, что терпение лопнуло. Но это не было поводом для кровавого государственного переворота. Фитиль был зажжен там.

 В войне, безусловно, принимают участие российские войска. Я это говорю как человек, который живет в Луганске. Войска российские сюда заходили. Регулярные войска. И он ушли, сделав свое дело. Я подозреваю, что они участвовали в «котлах», причем решающим образом. Но сейчас регулярных войск нет.

 Остались советники. Думаю, что высший или даже средний командный состав укомплектован российскими людьми, кадровыми военными, которые, скорее всего, не в штате армии РФ. Подозреваю, они временно уволены из войск РФ, чтобы юридически соблюсти некоторые моменты.

 На стороне остальной Украины воюют чеченские батальоны Дудаева. Это не смущает никого? Не смущает. Поляки, немцы воюют. Большое количество иностранцев. Они поддерживают в гражданской драке центральную часть Украины. Вот и все.

 Сейчас в тренде люди, которые живут в сети - блогеры, публицисты. Они призывают, дословно, «сделать гарнизон из Луганска, да и вообще забыть про такой город, не восстанавливать его». Перед этим призывали сжечь его напалмом. Говорили, что там живут люди второго сорта, что это промзона, которая тянула постоянно назад «нэньку». Этот парламент не в состоянии принять изменения в Конституцию, которые прописаны Минском-2. Но новый парламент будет еще более радикализован. И я боюсь, что мы в тупике. Глухом тупике.

 Крови очень много. Её льют реками. Я видел, как летят «Грады» на мой город со стороны ВСУ. Я видел как ополченцы убивали мирных жителей… Это страшные вещи. Между нами очень много крови, поэтому, боюсь, мы нескоро сольемся в объятиях.

 СМИ нужно переориентировать на мир. А вы послушайте наши новости, аналитику и сюжеты - волосы дыбом стают.

 Путину Донбасс сейчас не нужен. Для него мы - чемодан без ручки. Крым он не отдаст, а Донбасс отдаст из закрытыми глазами. Ему просто надо сделать это красиво, чтобы не начали резать людей, которые кричали "Путин! Путин!". А резать, поверьте, есть кому.

Если мы начнем меряться кровью - зайдем тупик. У меня есть счеты и к тем, и к тем, но я готов сейчас сказать: Давайте, сели - выпили водки и сказали, что дальше будем идти вместе. Или хотя бы параллельно. Иначе крики, что мы всех должны карать, никакой амнистии…

Мировые доноры будут заниматься реконструкцией Донбасса, также этим будет заниматься частично Украина и частично Россия. За этот банкет должны заплатить все. И те, кто печенье раздавали на Майдане, призывая огнем и мечом уничтожить власть, и те, которые сюда с востока заводили танки, и эти, которые обстреливали.

Роман Бочкала – военный корреспондент

 Мы знаем, что на востоке воюют российские наемники. В тоже время с оружием в руках также граждане Украины, и их большинство. Украинский конфликт имеет серьезные признаки гражданской войны.

 Я часто общаюсь с жителями Луганска. Многие хотят, чтобы прекратились «ДНР-ЛНР», территории вернулись под контроль Украины. Все-таки путь примирения происходит, просто многие пока боятся об этом говорить публично - пока это смертельно опасно.

 На территории нынешней Хорватии действовала республика Сербская краина (сепаратистское образование похожее на «ДНР-ЛНР»). Оно просуществовало несколько лет, страна понесла тысячи смертей. Для того, чтобы вернуться к человеческому диалогу, хорватам и сербам понадобилось минимум 10 лет. Сейчас прошло уже 20 и до сих пор ощущаются симптомы вражды. Украинцам тоже понадобится минимум 10 лет.

 Все те, кто выходил с российскими знаменами и флагами «ДНР – это люди, которые не понимали, куда ведут свой край. Они хотели быстрого результата по примеру Крыма, никто не думал, что будет война. Сейчас жители Донбасса должны оценить, насколько они преданы псевдоидеям. Мне кажется, в этом нужно искать компромисс.

 Фундаментальной причины войны не существует, поэтому не особо понятно где искать компромисс. К примеру, лозунги, которые используются представителями боевиков - каковы они? Ущемление прав региона, ущемление прав русскоязычных? Это все мифы. Люди должны перестать жить в плену мифов. Причем, как по одну сторону, так и по другую. В Киеве ведь тоже есть стигматическое отношение к жителям Донбасса.

 Уверен, будет широкомасштабная амнистия. В число амнистированных попадут и те, кого мы сейчас называем боевиками. Это больно, сложно принять, но это международная практика – она была во всех конфликтах.

 Во время конфликтов нормы уголовного права не совсем применимы. В тоже время, я считаю, что виновные должны быть наказаны. Это зачинщики, те, кто руководил, те, кто отдавал приказы и те, на чьих руках есть доказанные факты убийств.

 Все очень сложно. К примеру, практически все мэры с оккупированных территориях оказались в числе сепаратистов. И вот я представил, чтобы делал на месте мэра? Мой город захватили. Что делать? Ситуация сложная: с одной стороны, ты ответственный перед людьми, которые тебя выбрали и ты должен продолжать отстаивать их интересы, с другой стороны - люди с автоматами. Выбор невелик: бежать либо оставаться...

 Давайте вспомним Нюрнбергский процесс, когда судили нацистов: как оказалось, не все белое, что белое и не все черное, что черное. Нам видится, что всех надо казнить, расстрелять, лишить гражданства и так далее. Я считаю, что это гиблый путь. Так не получится, это закапывание головы в песок и проблема не исчезнет. С людьми нужно выстраивать диалог, объяснять, что происходит. Потому что часто гуляют мифы. Недавно был в «серой» зоне в Луганске, там практически не работают украинские СМИ, туда даже не привозят газеты. Люди находятся в информационном вакууме и они не понимают, кто сепаратисты, а кто – нет.

 Будет поствоенный синдром. Радикально настроенные украинцы имеют право на такое мнение. Они, прежде всего, пострадавшая сторона, которая своей кровью эту страну защищала и продолжает это делать. Я не могу с их мнением до конца согласиться, но могу понять, почему они так думают. Прежде всего, жизнь этих бойцов нужно наполнить смыслом. У нас как происходит: приезжают люди с АТО и оказываются никому не нужными, они остаются один на один со своими мыслями «все пропало, все плохо». Мне понравилось, как поступили в Эстонии: там взяли и объединили всех демобилизованных, создав Кайцелит – систему территориальной обороны. Системной такой реабилитации, к сожалению, сейчас нет. Бойцы не виноваты в том, что они все воспринимают после войны гиперчувствительно. Это тоже надо понять.

Екатерина Рошук - блогер, основатель проекта буквы

 Войну готовы вести только те, кто на ней зарабатывает. Особенно это касается лидеров мнений в Facebook и так называемых «волонтеров», которые пользуются желанием неравнодушных людей помочь передовой. Именно такие персонажи хотят воевать до последнего украинца.

 Вот только большинство из них в 90% не отрывали свои задницы от теплых кресел напротив мониторов. Те кто видели смерть на передовой, понимают, что ни одна война не стоит потерянной жизни.

 Относительно воинственных заявлений с передовой, по моим наблюдениям они исходят чаще всего от политиков, которые до начала политической карьеры были в АТО. А значит такие заявления нужно рассматривать в свете политических амбиций их автора и это будет уже совсем другая история.

 Актуальна тема самоопределения: кто хочет быть в Украине и ее гражданином, а кто нет. Те кто за Украину обязаны признать ее территориальные границы с Крымом и Донбассом, те кто против – по хорошему должны ее покинуть, а не отделять куски страны, чтобы присоединить к другой или же сделать автономию.

 А без диалога невозможно решить ни один конфликт, в принципе. Так называемый военный путь решения – это не путь, а лишь один из инструментов решения проблемы.

 К диалогу должны быть готовы обе стороны. Центральная власть к нему готова, не смотря на воинственные заявления отдельных персонажей. На путь диалога мы стали подписав первый «Минск».

 В свою очередь, в «ДНР» и «ЛНР» уже понимают, что они не нужны РФ, а значит нет иного пути, кроме как садиться за стол переговоров с украинской стороной. Ведь РФ бы с Крымом что-то сделать (для начала с электричеством проблему решить и с падающим рублем совладать в целом), не то что присоединять к себе еще кого-то.

 Важный инструмент – это правильная (подчеркиваю это слово) информационная политика Украины. На подконтрольных территориях в первую очередь.

 Пора поставить точку в делении Украины на Запад и Восток, которое начали политтехнологи Януковича еще на выборах 2004 года. Тогда целью было показать различие между Львовом и Донецком, чтобы восток проголосовал за «своего» Януковича, а не «их» Ющенко. Пора отыскать национальную идею.

 Пусть это будет идея мира. Самое важное - каждому ответить себе же на вопрос - чего он хочет: мира или войны? Ответ очевиден.

 Украинцы готовы к миру. Войны хотят только те, кто на ней зарабатывает. Важно осознать, что жители подконтрольных «ДНР» и «ЛНР» территорий оказались заложниками ситуации. Тем кто говорит «они сами пошли на референдум», я бы рекомендовала задуматься о том, что телекартинку референдума обеспечивали СМИ РФ и молодых республик. Ну и в целом, убрав героический пафос, смоделировать ситуацию, что вы будете делать, если орки с оружием придут к вам в город и объявят себя властью? Все не так и однозначно, когда есть выбор: жить или умереть.

 Украина и Донбасс – это одно целое, как бы кому ни хотелось. Украина должна продемонстрировать свою способность стать успешной. Это надо показать каждому гражданину, вне зависимости от региона проживания.

Александр Нойнец- главный редактор сайта «Петр и Мазепа»

 «Примирення» - не актуально. С тем, с кем предлагается примирение, то есть с общей массой населения, примирение невозможно, потому что конфликт не с ними. С люмпенами, ставшими министрами примирение неактуально, потому что там незачем примиряться, слишком большая текучка кадров у этих «очільників». Кто-то ещё помнит мэра Славянска Пономарева? Он где? Как с ним примиряться, а главное, зачем? С российскими кураторами этих героев примирение не актуально, потому что это будет не примирение, а перемирие, а опыт ВСУ учит нас, что россияне перемирие воспринимают, как способ подобраться поближе, чтобы ударить понеожиданней.

 Конфликт прекратится по причине невозможности поддерживать конфликт. По причине смерти одной из конфликтующих сторон. К примеру, РФ. Конфликт самобытных народов Славянска с народом Украины закончился именно таким образом. Ушли российские кураторы, приехали украинские солдаты, привезли сосиски, конфликт прекратился, прошли выборы, народ Славянска выбрал отвратительного регионала, который брезгует флаг Украины в руки взять. Но конфликта при этом нет. Потому что РФ в Славянске нет.

 Все вопросы, которые вы задаёте про Донбасс, великий и ужасный, своеобразный, как шотландская волынка, давайте решать на примере Славянска, Гиркина-Стрелкова, Пономарева. Сколько прошло времени, чтоб Украина и Славянск были готовы мирно сосуществовать? Примерно два часа с момента отъезда Гиркина прошло. И тут же примирение попёрло полным ходом, аж гай гуде. Вот и весь процесс подготовки к примирению: российские кураторы должны свалить, а поставки вооружения прекратиться. И тут же наступит светлое примирение. Я его уже один раз видел, увижу и ещё раз, котировки нефти мне об этом говорят.

 Война будет идти либо до тех пор, пока РФ не отведёт войска и не прекратит поставки вооружения, либо до тех пор, пока Украина не решит сдаться. Деэскалация конфликта путем понижения боеготовности украинских бойцов на передовой – это не деэскалация конфликта, это провоцирование РФ на расширение оккупированной территории с боями. Деэскалация конфликта – это выдать РФ по заднице под Марьинкой и остановить наступление. Сразу же после этого поражения конфликт деэскалировался просто на загляденье. Так и дальше. Чем боеспособней наша армия, чем выше наша готовность перегрызть горло, тем ниже готовность врага к нам соваться, тем меньше перспектива расширения конфликта и больше перспектива его прекращения.

 Киев должен пожертвовать желанием найти компромисс. Нет поля для компромисса. РФ отводит войска и прекращает поставки вооружения, вот и весь компромисс. Нет? Окей, продолжаем разговор, не удивляйтесь нефти по пятнадцать.

 Каждый, кто совершал преступления согласно украинского и международного права, должен быть наказан. Каждый, кто не совершал – не должен быть наказан. О какой амнистии речь?

Наталья Емченко – член наблюдательного совета гуманитарного штаба «Поможем»

 Диалог актуален для Украины как никогда. Во-первых, потому что у нас в принципе отсутствует культура диалога: в традиции, в культурном коде. Именно из-за этого спорные моменты становятся не предметом дискуссии, а предметом разногласий. Во-вторых, сейчас в Украине идет вооруженный конфликт. Его урегулирование в будущем так или иначе потребует диалоговых инструментов. 

 Национальный диалог в странах, в которых идут военные конфликты, ведется на трех уровнях. Первый – национальный топ-уровень (политический). В него вовлечено руководство страны и политики первого эшелона. Второй - средний уровень (middle range) – это епархия лидеров общественного мнения. И третий - нижний (grass roots), но ничуть от того не менее важный – люди. Люди на местах. Мирное население. Чем больше точек взаимодействия у среднего и нижнего уровней, тем ближе мы будем подходить к национальному диалогу. Нижний и средний уровни диалога – своего рода фундамент для диалога национального. 

 Для национального диалога время еще не пришло, к нему просто не готовы. Пока. Рано или поздно мы все равно придем к нему. В мире уже накоплена огромная экспертиза. Есть правительственные и неправительственные организации, которые специализируются на теме диалогов и примирения, в том числе – и в ситуации вооруженных конфликтов. Практически во всех странах мира, прошедших через большие потрясения (чаще всего – на почве религиозных разногласий) созданы и работают Национальные институты диалога. 

 Примирение - это не забыть и простить, а вместе понять причины конфликта, вместе принять правду как она есть и вместе сделать все необходимое, чтобы конфликт не повторился в будущем. Национальное примирение всегда о том, как решить любые разногласия, любой внутренний конфликт именно при участии украинцев и именно в их интересах. 

 Готовы ли мы или нет разговаривать для начала друг с другом? Слышать другу друга? Как только мы перестанем выяснять кто виноват, начнется диалог. Если это процесс заработает, то примирение неизбежно – в этом я уверена. Это как в семейной жизни: если у пары есть желание разговаривать друг с другом, их брак можно спасти. В противном случае – увы. 

 Мировой опыт свидетельствует, что в ни один вооруженный конфликт не обходится без transitional justice или «правосудия переходного периода». И нам в любом случае придется через это пройти. Принятие правосудия переходного периода может стать результатом диалога или, наоборот, его предметом. В мире есть специалисты в этих вопросах, накоплена огромная экспертиза. Думаю, что Украина также пройдет через это. Так вот, согласно мировой практике, люди, которые не брали оружие в руки, как правило не несут наказание. 

Марина Черенкова – от имени волонтерской группы «Ответственные граждане»

 Для национального диалога время еще не пришло. Этим должны заниматься профессионалы, переговорщики и медиаторы. В Украине по обе стороны линии разграничения пока еще нет понимания, зачем он нужен. На уровне официальных структур нет желания договариваться. В то же время на человеческом, межличностном уровне есть стремление помогать и поддерживать. Базой для национального диалога будут аполитичные гуманитарные и социальные программы на уровне институций гражданского общества. 

 Сегодня, по сути, на неподконтрольной территории действуют только две организации с украинской регистрацией: «Ответственные граждане» и гуманитарный штаб «Поможем» Рината Ахметова. Первая – инициатива группы местных жителей. Вторая – инициатива конкретного человека, который счел нужным так поступить и может себе это позволить. Но таких инициатив должно стать больше. Поддержка тех, кому сейчас хуже всего – отличное начало диалога. 

 Между гражданами Украины обостренной ненависти нет (мы постоянно путешествуют между Киевом, Донецком и другими регионами). Мы даже вывели закономерность: чем дальше от телевизора и социальных сетей, тем меньше ненависти. И тем больше усталости и желания поскорее все это закончить. Вот только никто не знает, как. Но когда это желание станет настолько сильным, что пробьется через заслон пропаганды с обеих сторон, люди начнут искать решение. Это и есть национальное примирение. 

 Одна из самых опасных иллюзий – это иллюзия военной победы. Основная ошибка, которую сделала власть с самого начала – она проиграла умы и сердца мирного населения. Мирное население не любит власть в Киеве. Мирное население выживало под обстрелами и видело, насколько реальный облик украинских солдат и участников добровольческих батальонов отличается от телекартинки. Мирное население видело примеры человечности и подлости с ОБЕИХ сторон. Силовой контроль над регионом этого не изменит. Если на Донбассе есть украинская армия, но за ней из-за зашторенных окон смотрят с настороженностью, подозрением или даже ненавистью – только веселый сказочник-оптимист может сказать, что это украинская территория. 

 Украинцы готовы к диалогу. Люди готовы контактировать между собой и сотрудничать там, где нет разногласий. Диалог же приведет к примирению. Но, увы, далеко не сразу. Чем должны пожертвовать Донбасс и Киев, чтобы найти компромисс? Прекрасный вопрос. Ответ будет очень коротким – АМБИЦИЯМИ. 

 Многие люди остались в «ДНР» и «ЛНР», чтобы работать, выполнять свой долг. Врачи, работники социальных учреждений, сотрудники коммунальных служб. Качество их работы сегодня на Донбассе – это, без преувеличения, вопрос чьей-то жизни или смерти. Тот факт, что эти специалисты сегодня вынуждены подчиняться административным структурам самопровозглашенных республики, не может и не должен быть основанием для привлечения их к ответственности. 

Кирилл Сазонов – блогер, главный редактор сайта «Донецкие Вести», переселенец из Донецка

 Тема национального примирения в Украине уже не актуальна. За два года гибридной войны с Россией украинцы осознали себя, как граждане, научились ценить свою страну и друг друга. Если кто-то продолжает бредить «русским миром» то ему либо к врачу, либо в Россию. Мы можем пожалеть этого человека, но мириться с ним и договариваться – увольте. Мы же не пробуем договориться с негодяем, который пытается поджечь твой дом или ограбить в подворотне. 

 Конфликт на Донбассе военного решения не имеет – как только уйдет армия РФ и небольшое количество наемников и идейных сторонников «русского мира» конфликт будет исчерпан. Донбасс и Украина могут мирно сосуществовать в любом формате – если не будет российского вмешательства. В худшем варианте – линия разграничения превращается в границу и каждый живет, как хочет. 

 Амнистировать можно доверчивых глупцов, которые не успели нагрешить. Убийц, а также тех, кто похищал и пытал мирных жителей амнистировать нельзя. Украине нужен мир, Донбассу нужен мир, России нужна война или контроль над Украиной, как результат этой войны. Поэтому причины конфликта и способ его прекращения очевидны – должен исчезнуть фактор, заинтересованный в конфликте. 

Вячеслав Пиховшек - обозреватель

 Все просто: жители неподконтрольных Киеву территорий должны решить, хотят ли они жить в одной стране с другими. Если так, тогда есть очевидная база для диалога - Конституция Украины.

 Я сторонник невоенного решения конфликта. Больше всего нам подходит опыт решения конфликта между Британией и Ирландией. Убитых немеряно с обеих сторон, уровень терроризма очень высокий, эмоциональное взаимопроникновение слишком высокое, но они все равно выходили на какие-то договоренности. То есть, для диалога должно быть сформулировано несколько основных вещей: есть определенные группы людей, которые хотят диалога, есть предмет диалога. В частности, предметом диалога является войны. Очень важно место диалога - нейтральная территория, Киев, не Донецк и не Москва.

 Для переговоров необходимо создать несколько групп. Первая - это политики, если таковым можно будет найти. Вторая - люди большого бизнеса. Третья - люди церкви. Четвертая - журналисты. Они должны говорить на нейтральной территории. Есть общее одно правило: в группу должны войти лица, которые не враждовали друг против друга. В то же время это ограничивает выбор. К примеру, взять политиков - сколько они делали враждебных действий против Луганской, Донецкой области, используя язык вражды? Например, есть Луценко с его выражением «лугандон» или журналист Гайдукевич, который говорит, что людей из Донецка нужно лишить гражданства. Эти люди не только мешают примирению - они просто его не хотят.

 На моей памяти я застал ветеранов Советской армии и Вермахта, которые воевали под Сталинградом. Им было по 90 лет, но они хотели убить друг друга. Поэтому все зависит от людей: насколько они готовы прощать.

 Почему священники? Украинская православная церковь сохранила приход  на той территории. Потому что это один из прямых путей как дойти до мыслей людей, слушать их проповеди. Даже несмотря на то, что часть священников заняла враждебную для Киева позицию.

 Только крупный бизнес может ответить на один простой вопрос: что из промышленности можно восстановить? За чей счет восстанавливать? Хотя, по моему мнению, Донбасс должен восстанавливаться в основном за счет украинского бюджета.

Автор
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Изложение
0/12
Актуальность
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать