В таких странах СНГ как Узбекистан и Туркменистан, их авторитарные политические режимы воспрепятствовали демократизации общества и реформированию экономик. Поэтому результаты падения начала-середины девяностых были значительно ниже, чем у России, Украины, Казахстана, Молдовы. Еще больше аналитики и новостей здесь intell.in.ua.

Значительный сырьевой потенциал Узбекистана и в особенности Туркменистана позволял содержать на высоком уровне поступление от экспорта. Именно благодаря наличию стратегических запасов полезных ископаемых - нефти, газа, золота, урана, молибдена эти страны были и остаются привлекательными для инвесторов.

Однако, не принимая во внимание возобновление экономического роста в середине 90-х, мировой кризис 1998 года также негативно отразился на функционировании их хозяйственных систем: имели место инфляционные всплески в результате дефицита импортных товаров и недостатка продуктов питания через неурожай, скрытая девальвация национальных валют - например, на "черном" валютном рынке доллар стоил впятеро дороже, чем на официальном, падение деловой активности в среде малого и среднего бизнеса, обнищания населения, и тому подобное.

Государственное вмешательство в экономику кое-как улучшило ситуацию, хотя не было достаточно эффективным. Выход на новый этап роста состоялся по большей части за счет улучшения конъюнктуры на мировых сырьевых рынках в начале XXI века.


Значительно сильнее кризис 1998 года коснулся Киргизстана. По официальным данным темпы экономического роста уменьшились из 9,9% в 1997 году до 2,1% в 1998 году, то есть на 7,8%, инфляция за год составила 16,85%, девальвация курса сома представляла 69,1%, уровень резервов национального банка сократился до 2,5 месяцев.

Для народа страны кризис принес безработицу, снижение оплаты труда и социальной помощи, потерю части сбережений на счетах в банках, разочарования в свободном рынке. В таких условиях принятие и реализация антикризисной программы позволило оживить деловую активность и создать условия для импортозамещения на незадействованных мощностях отечественных предприятий для удовлетворения внутреннего спроса.

Можно сказать, что сценарий развития как кризисных так и посткризисных событий в Киргизстане определенным образом похожий на русский. Это можно объяснить значительной зависимостью этой центрально-азиатской страны от экономического продвижения северного соседа.

В отдельном упоминании нуждается Таджикистан, как страна, которая испытала разрушительное влияние пятилетней гражданской войны (1992-1997 р.р.). В ходе ее была практически уничтожена структура и инфраструктура экономики. По данным международной организации International Crisis Group в итоге войны погибло от 60 до 100 тысяч лиц, около 600 тыс. граждан оставило свои дома и 80 тысяч - эмигрировало в другие края.

Общие потери оцениваются в размере $7 млрд. Восстановление экономики происходило крайне медленно и неудовлетворительно в результате расширения криминальной, нелегальной и теневой ее составляющих, высокого уровня коррумпированности центральной власти и ее слабости на местах.

На начало нового века Таджикистан был бедной страной, что постепенно, последовательно и непрестанно теряет цивилизованное состояние. Вина за потерю экономического и человеческого потенциала лежит на таджикской элите, которая не смогла ответить на вызовы современности и использовать независимость для потребностей развития и улучшения жизни людей.