Декоммунизация: как это происходило в Европе

Украине есть что позаимствовать у соседей, которые начали избавляться от тоталитарного прошлого 25 лет назад, - сообщвет Урядовый Курьер

Поскольку учиться легче на чужих ошибках, Украина, став на путь избавления от тоталитарного прошлого, заинтересованно отнеслась к опыту европейских стран, которые уже прошли определенную часть изменений. Вот и этим летом в Киевском национальном университете им. Т. Шевченко состоялся круглый стол «От диктатуры к свободе: механизм изменений», организованный Фондом Конрада Аденауэра в Украине, Центром исследования освободительного движения и Украинским институтом национальной памяти. К разговору пригласили специалистов из Германии, Польши и Чехии, которые и рассказали об опыте своих стран в преодолении тоталитарного прошлого.

Гитлеровский режим, доставшийся в наследство немцам, два десятилетия господствовал в западной ее части и 40 лет - в восточной. Осуждение нацизма и его приспешников произошло почти сразу после победы и подписания капитуляции. И сейчас уже не осталось живых бывших нацистов. А тех немцев, которые активно поддерживали Советский Союз, еще достаточно много, и до сих пор они живут в Германии.

Немцы умеренно избавлялись прошлого

Поскольку в части страны, подчиненной СССР, избавление от нацистского прошлого не было публичным и не произошло в полной мере, следствием этого считают, что именно здесь начали возрождаться пронацистские настроения в 80-е годы прошлого века.

Пережив тяжелую войну, немцы опасались конфликтов в обществе, так и декоммунизация в них происходила умеренно. Бывших сотрудников спецслужб коммунистического режима могли выбирать в парламент, однако они не имели права занимать должности в исполнительной власти. Коммунистическую партию не удалили из политической системы, она до сих пор существует. Левые и сейчас поддерживают требование, чтобы не разглашать сведения о сотрудничестве с коммунистическим режимом кандидатов на выборные должности, хотя в обществе это широко не поддерживают.

Уполномоченное федеральной земли Тюрингия по обработке материалов министерства госбезопасности ГДР («Штази») Гильдигунд Норберт во время выступления в Киеве рассказала, что даже открытые документы были заретушировано. Теперь ученые могут знакомиться с материалами "Штази" без тех зачеркиваний, но не могут разглашать персональные данные людей.

Она подчеркнула, что учреждения, которые отвечают за декоммунизации, должны быть независимыми в действиях, а открытая ими информация - правдивой и проверенной.

Поляки строго наказывают за ложь

В Польше закон, который обязал должностных лиц признаваться в сотрудничестве с режимом, приняли в 1992 году. Его очень критиковали за целесообразность обнародования подобной информации и ее достоверность. Причастным к сотрудничеству со спецслужбами коммунистической Польши был и тогдашний президент Лех Валенса, а архивные документы использовали в политической борьбе как средство шантажа. Впоследствии люстрации отложили на несколько лет.

Затем в стране создали Институт национальной памяти, который начал заниматься рассекречиванием архивных материалов, историческими исследованиями и раскрытием преступлений коммунистического и нацистского режимов. Заместитель директора люстрационного бюро этого института Радослав Петерман принял участие в разговоре во время «круглого стола» в Киеве и отметил, что люстрация в Польше до сих пор вызывает существенный спор, а декоммунизация еще не завершена.

Радослав Петерман рассказал, что люстрации и администрирования архивов соединили в одном ведомстве - люстрационном бюро, в котором сейчас работают прокуроры. По его инициативе расширили перечень должностных лиц, которые должны подавать люстрационную декларацию. Интересно, что в результате проверок они выяснили: половина сведений была лживой, декларации - обжалованы в судах, а виновников лишили государственных должностей.

Конечно, в польском институте работают люди, которые не имели никакого отношения к спецслужбам в коммунистические времена. Ведь на это учреждение возложены и гуманитарные и просветительские функции, она же занимается люстрации. По мнению господина Петермана, при декоммунизации общество должно дать оценку тоталитаризма, наказать за совершенные преступления, обеспечить моральное и материальное возмещение жертвам коммунистического режима. Тогда этот процесс будет завершен.

Чехи оцифровывают архивы

В Чехии и Словакии в начале 90-х годов прошлого века не запрещали компартию, она принимала участие в выборах. И только когда советские войска окончательно вывели с территории страны, началось более действенное прощания с коммунистическим прошлым. Первый люстрационный закон 1991 года, по мнению участника киевского «круглого стола» первого директора чешского Института исследований тоталитарного общества Павла Жачека, был эмоциональным. Только потом поняли, что для декоммунизации требуется надежное правовое поле. Так закон получил поправки, с которыми действующий до сих пор.

Согласно этому закону, человек, работавших в народной милиции, учились в партийных школах или школах КГБ в СССР, работали в спецслужбах или сотрудничали с ними тайно, нельзя избирать на выборные должности и трудоустраивать в государственных органах и компаниях.

Однако в Чехии закон о люстрации не сопровождался открытием архивов, не было и независимого учреждения, которая бы контролировала доступ к материалам спецслужб. Архивы остаются под контролем МВД, а обнародовать данные о связи человека со спецслужбами запрещено. В 1990-е приняли закон о том, что доступ к архивам имеют только граждане страны.

И только в 2008 году в Чехии создали организацию, которая занимается бывшими архивами спецслужб и обеспечивает открытый доступ ко всем документам. Павел Жачек рассказал, что тогда приходили к ним бывшие узники коммунистического режима и благодарили, что наконец могут чувствовать себя полноценными гражданами. Он отметил важность оцифровки оригиналов документов, чтобы обезопасить от фальсификаций и манипуляций с использованием архивных материалов.

СПРАВКА «УК»

 Что сделано в Украине?

♦ сентябрь 1991 - принято решение передать архивы КГБ в государственные, однако это сразу приостановили. В областные архивы успели передать только 1,5 миллиона дел репрессированных.

♦ 1996 год - создан Государственный межведомственный комитет по делам увековечения памяти жертв войны и репрессированных, но результатов его деятельности - никаких. Государственная программа «Реабилитированные историей» осталась на бумаге.

♦ 2006 год - создан Украинский институт национальной памяти, в котором планировали центральный архив, но нормативных актов на этот счет нет.

♦ 2009 год - указ Президента «О рассекречивании, обнародовании и изучении архивных документов, связанных с украинским освободительным движением, политическими репрессиями и голодоморами в Украине». В 2010-м за Януковича процесс остановили.

♦ 2014 - после революции достоинства института вернули статус центрального органа исполнительной власти, приняли люстрационный закон и закон о декоммунизации, приняли решение об открытии архивов.

Доброполье декоммунизация 22 июля.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии